Andrey (saintrio) wrote,
Andrey
saintrio

На столетие Российской Республики.

Век тому назад, очередной либерально-буржуазный StarUp вошёл в свою терминальную стадию.

Крупный Частный Капитал, российский и не очень, дорвавшись до остатков императорской власти в марте 1917ого, чуть позже кинув своих партнеров на нары Быховской тюрьмы, и пребывая в гордом одиночестве - провозгласил устами своего присяжного поверенного Российскую Республику.

Архитекторы и истинные бенефициары всего мероприятия, стартовавшего «глупостью или изменой» 14 ноября 1916 года, весьма самонадеянно праздновали закрытие сделки.

- Императора, обманутого, оболганного и преданного теми, в чьей преданности он не сомневался никогда, разместили в Тобольске;


- а императорских предателей, главных и не очень, а иногда и не очень предателей, разместили в Быхове.

«пОлно ребячиться... ступайте царствовать…» можно было бы сказать Милюкову и сотоварищам, если бы не Russian Values and Assumption. Если бы не ментальность, духовность, система ценностей и жизненный уклад, принятый в свежеотжатой, частным капиталом, России.

Мужик, на котором держится Россия, был согласен служить, и справно служил, но батюшке Царю.
Тот самый мужик, власть над которым, по убеждению Ленина, и валялась на мостовых Петрограда осенью 1917ого...
Валялась она, за неимением способных её поднять. Не было тех, чью власть над собой мужик признал бы.

Царя он признавал, при условии что над ним Бог.
И дворян с генералами признавал – при условии, что над всеми ними Царь.
А власть купцов, да банкиров, да просто миллионщиков, мужик в России не признавал никогда.
Хотя бы просто не понимая источник этой власти.
Он Емельку Пугачева, или батьку Махно, признает скорее, чем каких-нибудь Рябушинских...

Ещё раз: обоснование власти помазанника Божия над собою, мужик понимал и принимал, ни раз, и ни два скрепляя это кровью своей в лице очередного Вани Сусанина. Принимал, зная о жертвах особ августейших – не первым и не последним примером, был сын Петра Великого - цесаревич Алексей.


Отец отечества, Петр Первый, будучи в здравом уме и твердой памяти, казнил родного сына за потенциальную измену отечеству, то есть за возможную измену и мужику в частности. По крайней мере, в понимании самого Петра...

Отношение же мужика и народа к служивым людям, более чем точно выраженно в Лермонтовском Бородине: «Полковник наш рожден был хватом: слуга Царю, отец солдатам…». И собственно всё, и тема закрыта.

А вот о буржуазии, хоть малой, хоть крупной, да хоть какой, нам сложно будет найти что-то позитивное. Мироеды? Кажется, именно так moujik не только справного купчину, но и зажиточного крестьянина именовал.

Ментальность, тысячу лет формируемая, диктует своё аки инстинкт природный: если ты ни Царь, ни поп, ни солдат, ни барин, но ты выше и богаче общины – ты есть мироед и ниибёт.

В семнадцатом, на глазах у массового малограмотного, но религиозного мужика, мироеды обидели: и Царя-батюшку, и полковников.
Себя же любимых, мироедов в мужицком понимании, объявляют новой властью…
Капитал и раньше в России господами был, но властью - не был.

Мужик прекрасно понимал: перед Царем и его [Царя] слугами - все равны.
Что крестьянин, что купец, что воевода -  все для Царя одинаково холопы. Попы [духовенство] особые отношения имеют – но не только с Царем, а со всеми вообще. Властям - через обер-прокурора святейшего синода подчиняются, но «Кесарю кесарево, а Божие Богу». Сей status quo его [мужика] устраивал.

Так могла ли настоящая «немытая», черная аки сотня, Россия принять Керенских, Милюковых, Гучковых, и русских Нобелей и прочих Морозовых, как новых правителей над собою? А в стране и неграмотной, и религиозной - от Альфа до Омега? Да во время войны, то есть на немецкие пулеметы за банкиров – не угодно ли’с? Не за Веру, Царя и Отечество, как «наши деды умирали, и умирать нам завещали», а за какую-то мутную «свободу, демократию и равенство», и ещё черт его знает за что - в понимании 90 процентов населения России.

Шансы младо-демократов той (нулевой?) волны тают на глазах.

Присутствие же «на рынке идей» очень перспективной и энергичной конкурирующей фирмы… Руководители которой, заметьте, прекрасно понимая вышеописанные особенности русского национального характера… Сразу выступают с позиций социалистических – то есть ОБЩИННЫХ – народу русскому, даже просто инстинктивно, близких и понятных… Большевики. Пристутствие последних делает тающие шансы Керенского соврешенно призрачными. И мотивирует примерять платье...


Российская Республика, сто лет тому назад объявленная, просуществует около двух месяцев.
Выстрел бакового орудия крейсера «Аврора» закроет этот ублюдочный StartUp, на лжи с изменою основанный…
В итоге, выстрел будет не один… к несчастью.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments