От простого к сложному.


Велик и могуч русский язык. Читаю сегодня: «Мы довольны» семья сбитого ФСБ гаишника получила компенсацию… Мм… Речь, на всякий случай, идет о 32летнем парне, отце двух детей. Это он – сбитый гаишник. Складывается ощущение, что автор заголовка хотел бы написать «дохлого гайца», но что-то остановило его. А написать: «Мы довольны» семья сбитого ФСБ гаишника получила компенсацию, не остановило.

Откуда эта ярко выраженная негативная коннотация в новости о том, что вдова и дети сотрудника ГИБДД, погибшего при исполнении, получили денежную компенсацию? Автора в детстве гаишники покусали? Кстати, помните как свежепобедивший на Украине класс издевался над сотрудниками украинских же правоохранительных органов? А сто лет назад рЭволюционЭры с алыми бантами, ловили и зверски убивали на улицах Петрограда городовых, то есть сотрудников правоохранительных органов. Это вот такая родовая черта всех прогрессивных, рукопожатных, и прочих, и прочих, не?

А покойный офицер полиции, чей-то муж, чей-то папа. Посмертно означен как «гаишник». Что он лично сделал редакции его так охарактеризовавшей? А если о журналисте, так или иначе покойном, напишут – журналюга, писака? Сильная будет «попаболь» во всех редакциях всея Руси, а?

«Мы довольны» пишут они? Простите, а кто доволен? Редакция в которой трудится человек составивший вышеозначенный заголовок? Очевидно он, как и вся его редакция, считает себя прогрессивным, остроумным, креативным… и довольным. Нет?

Представим себе, что вдова и сироты этого полицейского читают этот «остроумный» провокативный заголовочек. И ведь «удовольствие» авторы приписывают именно им. Не стыдно? И чего ради? Плюс пара десятых процентов к рейтингу? Люди гибнут за металл рейтинг…

Есть кстати и иные примеры коробящих формулировок. Причем довольно распространенных. Так мне всегда режет слух термин «простой народ». Одновременно и ясно, и не ясно – о ком конкретно речь? Хочется спросить у актуального оратора: «Прости(те), а ты (Вы?) – простой народ, или нет? И если нет, то ты какой [народ], надо полагать - сложный?»

Ну то есть, человек употребляющий понятие «простой народ», всегда говорит о нём как бы в третьем лице, и показывает куда-то в ночную неведомую и туманную даль, мол его [простого народа] здесь и сейчас нет. Он где-то там, за окном. Как правило презюмируется, что слушающие не простые, а уж говорящий - ну совсем не простой, прям самый не простой, и более того – ну очень сложный!

«Там, за окном», простые Васьки в лаптях, которые обязаны «молчать и слушать!», годами ссут в лифтах - и этот лифтовый энурез есть стабильная хроническая болезнь простого народа, с точки зрения народа сложного.

А сложные личности, они не то, что в лифтах «ни-ни», но даже в девяти-бальном шторме не промажут мимо гальюна – они снайпера этих самых наук, не иначе. И пишут они на своих лодочках очень метко и при любом шторме: «Мы довольны» семьями сбитых ФСБ гаишников… 


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded