Andrey (saintrio) wrote,
Andrey
saintrio

Categories:

Пылкие признания

Скажем прямо, особого уважения к чьим бы то ни было суверенитетам Запад не испытывал никогда. Так повелось ещё со времен колонизаторских. Правда, время от времени случались обострения уважения к международному праву. Например, приснопамятное весеннее обострение 1968 года. Тогда на Западе страшно распереживались в связи с иностранным вмешательством во внутренние дела суверенного государства Чехословакия.

Переживали ровно те, и ровно в тот момент, когда сами вмешивались в дела не менее суверенного Вьетнама путем перманентных ковровых бомбометаний. И это вовсе не внешнеполитическая шизофрения, и даже не двойные стандарты, это весьма примитивная флюгерная дипломатия. От направления вектора каждого отдельно взятого полит-экономического флюгера в моменте - зависит действие западных акторов.

Константы нет, понимаете? Никто там больше не говорит: мы не ведем переговоров с террористами/наркокартелями/каннибалами и прочими. Ведут со всеми. Это не вопрос принципа, это вопрос структуры момента и интересов. Согласились?

В свете сказанного, особое значение приобретает такая функция одних стран, по отношению к другим, как признание. Оно [признание] буде массовым, непосредственно влияет на легитимность признаваемого объекта. Кстати, это вот тоже не новь: в советских фильмах угрюмые белогвардейцы, нервно жевавшие цигарку, частенько цедили сквозь зубы нечто вроде «Союзники сссволочи!..». Под союзниками Белые могли подразумевать разве что Антанту. Имели они множество причин её ругать. Но в контексте сегодняшнего дня, интерес представляет причина следующая: признание Англией и Францией легитимности Временного комитета Государственной думы. Признание этот состоялось 1 марта 1917 года, то есть менее суток спустя после объявления этим Комитетом, что он берет власть в России в свои руки. А на следующий день после этого Антантовско-союзнического признания, то есть второго марта 1917 года, представители Думы Гучков и Шульгин приняли отречение государя императора Николая II от престола, и… и понеслась.

Вчера от кого-то из Венесуэльской думы послышалось «А кто тут в Цари крайний? Что? Никого? Тогда я первый буду». И эта претензия была мгновенно акцептована англосаксами. Гораздо быстрее, нежели претензии Милюкова и Рябушинских на престол российский столетие назад. Интернет сегодня быстр, не то что в 1917. Да и Венесуэла не Российская Империя – ближе, мягче, проще. Чего волынку тянуть?

Международное право, как и институцию государственных суверенитетов, более не соблюдают. И даже как-то не одобряют. Видимо полагая её отжившей. О какая теперь актуальная версия мирового распорядка - два точка ноль.

Впереди версия три ноль, это когда политический лидер суверенного государства без признания американским послом, легитимностью похвастаться уже не сможет. И четыре ноль, это когда пост главы суверенного государства упразднят, из соображений экономии и борьбы с бюрократией, а его полномочия делегируют непосредственно местному американскому послу… Со временем и эта условность может уйти, вернее роль посла при необходимости будет играть скажем глава офиса наиболее крупной корпорации ведущей дела в данной местности, и при этом присутствующей на NYSE.

А пока, всем приготовится, особенно Кубе.

UPD - и словно бы желая быстро и неистово подтвердить всё вышесказанное в целом, и о суверенитете в частности, Майк Помпео заявил: "Соединенные Штаты не признают режим Мадуро в качестве правительства Венесуэлы. Соответственно, Соединенные Штаты не считают, что бывший президент Николас Мадуро имеет юридические полномочия разрывать дипломатические отношения с Соединенными Штатами или объявлять наших дипломатов персонами нон-грата." Красаучег, чо...
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments