saintrio

Categories:

Фитнес клуб - как поле боя всех смертных грехов

Первой на арену выходит лень. Она же остается на ней до конца. 

В противоборство с ленью вступает жадность: «ну ты же оплатил, так ходи!». Однако поскольку я человек не жадный - моя лень всегда побеждает мою несчастную жадность.

Потом на помощь жадности приходит гордыня, и говорит: «ну неужели ты не хочешь всюду блистать своим чумовым торсом?». Но я человек не тщеславный, и моя лень уделывает уже обоих - и жадность, и гордыню вместе взятых.

Появляется похоть: она подмигивает мне, намекая, что обладателю спортивной фигуры дадут скорее, чем мамонистому борову.

И вот уже втроем - гордыня, похоть и жадность - они начинают теснить лень к выходу, а меня к спорт залу.

Но тут лень радостно кричит: «а вот и кавалерия!», и появляется обжорство. Ночью у холодильника, или днем в KFC, они с ленью воистину непобедимы.

Тогда рядом с посрамленными — похотью, гордыней и жадностью — возникает ещё и зависть, особенно при виде спортивного соседа шурующего к себе с очередной телкой... но в итоге мы с ленью и обжорством просто усмехаемся им вслед, и вкусно дожевываем пиццу на балконе.

Спустя пару дней невольного прослушивания ночных охов-вздохов от соседской парочки, и тем более поймав на себе в подъезде её полный презрения взгляд - является гнев.

Он посылает на хер всю эту греховную муру, и мы с ним едем за город, где встречаем других разгневанных пацанов: там мы ловим рыбу, охотимся, ходим в баню и гнев покидает нас.

Становится легко и спокойно - пока мы не вернемся обратно - к фитнесу, грехам, телкам и т.п.

Вот это и есть «Семь», а не то, что снял Дэвид Финчер с Бредом Питтом и Морганом Фриманом в 1995ом - про маньяка и серию убийств.


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded