Andrey (saintrio) wrote,
Andrey
saintrio

Category:

Значит, нужные книги ты в детстве читал…


Есть мнение, что детские сказки это нечто не серьезное, не особо важное и в целом, довольно скучное. Ну в самом деле, это же не Pussy Riot от Тарантино, и не скрепы от Михалкова. И уж конечно это не модный член Нуреева в Большом от Серебрянникова. Ну что там, в этом детском садике, может быть интересного? Старик свой Пушкинский невод, как бросал, так и продолжает набрасывать. Да и коньки с горбунками не радуют нас разнообразием сюжетов. Да и нас ли? Не мы аудитория. Откровенно говоря, это для малышни. Вот пусть берут старенький iPad,и идут себе пешком под стол, и сидя там на горшке, смотрят на всю эту историю…

А дальше? А не наше дело. YouTube плохого не покажет, а Голливуд гадости не снимет – ведь всем известно, там извращений нет, там только «творческое видение сюжета» бывает. И ничего кроме.

Да и чего бояться-то? Сказочек? Смешно. Хотя… Ведь те, кто сегодня, сидя на горшках, все эти сказки с планшета считывает – они растут. Растут не по дням, а по часам, и именно на этом контенте. Когда-нибудь они окрепнут настолько, что подстольного пространства им станет сильно мало. И они из-под наших столов выйдут. Такие начитанные, да насмотренные. А поскольку растили их не мы, а iPad, YouTube и Голливудская Малефисента, то места за столом уже может не хватить нам. И не под стол, а под шконку отправимся мы. И никаких сантиментов. Откуда им взяться? Сентиментальность на YouTube’е не в чести. Там только «творческое видение сюжета», развитие и переосмысление всего.

И это прекрасно #ящетаю. «Тот самый Мюнхгаузен», «Старая, старая сказка», «Обыкновенное чудо», «Убить дракона» и «Тень» — это ведь всё тоже развитие и переосмысление классических сюжетов. Правда, это именно развитие — через углубление отдельных аспектов сюжетных линий, и усложнение характеров персонажей. И вот хрестоматийные истории, в руках Захарова и Кошеверовой, раскрываются словно бутоны. Каждый лепесток начинает играть своими многомерными, и многоуровневыми гранями. И всё это под светом софитов Мосфильма, и не только.

И заметьте – для этого развития, классической Андерсеновской принцессе, в исполнении Марины Нееловой, вовсе не нужно отращивать рога, мочить папаню, или спать с братом – как в Игре Престолов. Барон Мюнхгаузен не превращается в князя тьмы, а странствующий охотник на драконов, сидя на железном троне, не отращивает себе ещё две морды.

Но скажем ли мы, что «творческое видение сюжетов» всеё этой эпичной классики у Шварца, Горина, Фрида и Дунского — менее удачное и глубокое, нежели у Стормберга, или какого-нибудь Филиппа Пулмана с его позолоченным компасом? Это риторический вопрос.

Но дело то тут не в том, что одним милее Анджелина Джоли, а другим Марина Неелова. Мне Джоли тоже нравится – правда в «Хакерах» 1995 года.

Это не «дело вкусак» и не противостояние Запада с Востоком — не сводите всё к битве Чебурашки с Микки Маусом.

Братья Гримм, Андерсен и Шарль Перро – отнюдь не русские народные частушки. Это столпы именно западноевропейской цивилизации. Шекспир был для тех, кто постарше, и прежде чем вкушать короля Лира, надо бы освоить Спящую Красавицу.

Сейчас речь идет именно о злонамеренном переписывании и переиначивании центральных и ядровых, если угодно, столпов большой Европы. И всё далеко не линейно и примитивно — в широтах нашего вероятного противника и лучшего партнера есть самородки. Джоан Роулинг например. Про Гарри Поттера сказано многое. Но тот факт, что мамаша Ро практически до конца своей первой саги, тщательно скрывала своё вероисповедание от общественности – говорит о многом. А она убежденная, прости Господи, католичка. Сегодня признание в таком там, равносильно признанию в поклонении Сталину здесь. Это поступок.

В созданном Роулинг магическим мире есть очень много всего интересного. Но есть там и Рождество – оно присутствует в каждой книге. Его отмечают в Хогвартсе. Значит, в мире магов веруют в Христа, не так ли? Но есть следы и интересней: во вселенной Поттера самым страшным преступлением является убийство. И тот, кто совершает этот акт – РАЗРЫВАЕТ СВОЮ ДУШУ. Волан-де-Морт, главный злодей книги, ради того, чтоб стать неуязвимым, создает себе крестражи. Это сакральные предметы в которые он заключает частички собственной души. А для того, чтоб разделить – то есть разорвать душу на эти частички, он совершает ритуальные убийства. Ну и что? А то, что взгляд (отношение) Роулинг к убийству и душе — поразительно совпадает с христиански понятиями этого вопроса. До 1917 года убийц в России называли ДУШЕГУБЫ. Не потому, что они губили души своих жертв – человек на это не способен, ведь чужая душа ему неподвластна, и в принципе душа бессмертна. Но убийца, совершая убийство, губит ДУШУ свою – он рвет и уродует её. Она страдает. А теперь, вспомните то несчастное, окровавленное, плачущее существо, которое мы видим в последней части саги под вокзальной скамейкой во вр6емя разговора Гарри с Дамблдором. Там лежала порванная и искалеченная душа Волан—де—Морта. То есть, у Роулинг трактовка механики убийства, и его последствий для души, полностью отвечает христианским канонам. И что же в этом контексте должно быть с душонкой Малефисенты, наложившей смертельное проклятье на ребенка, и убившей отца этого самого ребенка? Мы, конечно, можем придумать множество оправдательных мотивов для проклятий и убийств, но что это изменит для души убийцы?..

Волан де Морт накладывает смертельное проклятье на Гарри Поттера, имея определенные основания для этого – ему предсказали, что Гарри, когда вырастет, его убьет.

Малефисента, из жажды мести, и будучи глубоко оскорблена (обманом в версии Диснея, и пренебрежением в версии Шарля Перро), и тоже накладывает смертельное заклятие на грудного ребенка…

Какая разница? Везде магия, везде бюджеты, везде убийства… Но есть нюанс.

У Роулинг – при той же аудитории, звуке, графике, топовых актерах, с той же средой, и ровно в той же студийно-медийной системе — ЗЛО НАЗВАНО ЗЛОМ. Оно говорит, как зло, выглядит, как зло и действует как зло. А у Диснея, это же самое зло сделали СТИЛЬНЫМ, ПРИВЛЕКАТЕЛЬНЫМ и ОСТРОУМНЫМ. Такому злу хочется подражать — им хочется быть. Присоединиться к нему уже почетно. Правда зло всё равно остается злом. Ведь «роза пахнет розой, хоть розой назови её хоть нет» (с) Шекспир.

Но это всё не так уж важно. Важно другое: что именно сейчас смотрят под нашими столами? Что там на трехлетних iPad’ах идет у пяти-семи-десяти летних чад? Что они впитывают в свои бессмертные души? Кто поет им колыбели? Мамаша Ро, или Филипп Пулман? Всё станет ясно, когда дети вырастут из-под столов. Мы увидим, к кому кто присоединится: кто к «Армии Дамблдора» и «Ордену Феникса», а кто пойдет в крылатые дружки Малефисенты или её болотную свиту. Важно, что они будут считать добром, а что злом?

Каждый получает по вере своей, сказано было в романе одного нашего «сказочника» прошлого века. Так ли хотят поклонники столкнуться с окрепшим объектом своего культа? ;))
Tags: #ящетаю
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments