saintrio

Category:

Мой фюрер, сейчас весна 1945ого, а не осень 1941ого

И давайте не будем доводить до майских праздников, а просто объявим всем санкции?

Не благословенная осень 2001-го, а XX год на дворе. И, конечно, втащить аятоллам очень хочется, тем более, что второй TopGun с Томом Крузом на подходе, да и выборы вот-вот, но...  мистер президент, сэр, сейчас не осень 2001-ого.


Мы слишком давно и далеко от дома. Использование точечной и ковровой дипломатии практически исчерпало себя. Ведь мы начали ещё в 1999, с ракетно-бомбового обрушения конкурирующей расчетной единицы Евро, попутно расчищая путь для Британии и Польши в админке Евросоюза. Тогда мы однозначно явили мыслящему миру своё «Я». И представитель этого думающего человечества развернул свой самолет над Атлантикой.


Мы штурмом, кавалерийским наскоком, почти бескровно, с помощью всех своих вероятных противников, взяли азиатский Хартленд, а.к.а. Афганистан. Мы не только заняли высоту, но и удерживаем ее почти 20 лет. Дольше чем Советы. Но это очень дорого, и очень больно, господин президент. Наши ученые, совместно с Британскими, выяснили, что оказывается контроль над любым Хартлендом всегда дороже содержания целой дюжины самых навороченных авианосцев. Одному из наших учёных, Бараку Обаме, даже дали за это Нобелевку. 


Мы смели с Ближневосточной политической карты все независимые светские государства, не считая Сирии, начав с агрессии против Ирака, а закончив Арабской весной, проведенной уже против всех «кто не спрятался». Для этого нам пришлось ввести в дело еще сотню тысяч своих бравых парней из Marine corp. А ещё раздать десятки вечнозелёных ярдов взяток из своего бюджета, и сотни раз задействовать агитационно-пропагандистские схемы своих медиа структур. И мы снова обнаружили себя для взоров мыслящей части населения Земли. 


Мы достроили свой €-Атлантический вал, распространив НАТОвскую оккупацию на пространство от Тбилиси до Вильнюса, и на годы отравив Майданом отношения между Москвой и Брюсселем. Мы навязали русским свежую линию боевого соприкосновения с нами на Донбассе. Но нам пришлось открыто задействовать технологии инспирирования государственных переворотов и интервенций. Кроме того, мы вернулись к практике протекционизма, используя хлыст экономических санкций не только на противниках, но и на союзниках.


Эффективность нашей агентуры влияния резко снизилась. Ее изгоняют даже с нашего «заднего двора», из Венесуэлы.


Промышленная мощь, от которой мы начали отказываться в угоду высоких финансовых технологий ещё при президенте Никсоне в 1972 году, полностью перекочевала в Китай. А он, в свою очередь, перекочевал в БРИКС.


Нам не удалось ни обанкротить, ни торпедировать этот многополярный квази-альянс, т.к. торпедировать по сути нечего, а бороться с фактом становления многополярного мира, оказалось столь же нелепо и бесперспективно, как бороться со сменой времен года. И «зима близко», господин президент.

Отправить сегодня в бой десятки тысяч американцев ради штурма Тегерана мы конечно можем. Но и вероятность советского финала для The United States of America возрастет мгновенно, и продолжит расти в геометрической прогрессии.


Но никакой трагедии нет, господин президент. Я бы просто хотел напомнить вам, что суть нашей политики, ее стиль и замысел, в том чтоб по всему миру, во всех его регионах, натравливать группу слабых, на одного отдельно взятого сильного - нашего потенциального и перспективного конкурента. Но влезать в бой самим можно только в конце - под занавес драки, и накануне мародерства. То есть, именно так, как мы зашли в Европу в 1917ом году. Так, как мы вернулись туда же в 1944ом. Под Верденом и Сталинградом нам делать нечего, мы так не воюем и не играем. Мы приходим под конец, и медленно спускаясь с горы, забираем себе всё стадо, когда ни волки, ни пастухи, ни их сторожевые псы опасности для нас уже не представляют.


Мы должны вернуться к своей исконной тактике - блестящая изоляция, стравливание соседей и мародерство. Сейчас мы контролируем два Хартленда настолько, насколько это возможно в нынешних реалиях. Идти в штыковую на большую военную региональную, без пяти минут ядерную державу - это самоубийство.

Господин президент, объявите им санкции. Передислоцируйте ещё несколько наших батальонов с Сирийского ТВД поближе к аэродромам, откуда им будет проще уйти домой. Мы итак разворошили улей. Теперь надо отойти и подождать. И мы увидим, как в образовавшемся после нашего отхода вакууме начнется драка. Опьяневшие от вседозволенности, азарта и голода, кинуться править миром. Столкнутся лбами, и перегрызутся, как грызлись всегда - например в 1914ом. И тогда, в свое время, и Багдад, и Тегеран, и Дамаск, и Анкара позовут нас сами - как звал Париж, Вена, Берлин, и Лондон в 1918ом. Давайте просто дадим им возможность вооружиться и подраться. А свои знамена над выжившими, и топоры над шеями их вождей, мы поднимем потом. И прибыли white shoe firm мы тоже поднимем, но тоже потом, господин президент. А сейчас, давайте трубить отступление и санкции, господин президент? Ок? А если не ок? Тогда есть прекрасный вариант с поездкой в кабриолете в Даллас. Ок?

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded