Andrey (saintrio) wrote,
Andrey
saintrio

Не "Титаник плывет", а Гондор выстоял...

На злобу дня, "диалог" со Злобиным... Возможно я про Фому, а он про Ерёму. Но, опять же возможно, так придем к какому-то общему знаменателю, и не свалимся в Майдан...



Злобин: Несмотря на свои очевидные достижения и не менее очевидные несуразности, СССР был самодостаточной страной. Особенно в идейном плане. Экономическая и идейно-политическая конкуренция холодной войны опиралась на длительный баланс двух устойчивых в своих ценностях и воззрениях обществах. Это было одним из условий глобальной стабильности.

И Запад во главе с США и восточный блок во главе с СССР строили свои идеологические системы, а также собственную пропаганду не на простом отрицании или уничижительной оценке ценностей и взглядов оппонентов, а на уверенности в превосходстве своих идей и брендов. И эта самодостаточность, в том числе идейная, делала СССР одной из глобальных моделей для подражания и в большей степени, чем наличие ядерного оружия, определяла международный авторитет и влияние Москвы.

saintrio Старая песня о главном. Потребность в «единственно верном учении» видна невооруженным взглядом у многих людей родом из XX века. В то время как, сам XX век если и может чему-то научить человечество в целом и Российский его сегмент в частности, то в первую очередь тому, что никаких «единственно верных» политических, экономических и социальных учений нет в природе и быть не может. Собственно, человек который сегодня заявляет о своей безусловной приверженности какой-то одной идеологии, мне лично напоминает (как и сама постановка вопроса) следующее: «- А у вас какой любимый столовый прибор?». Нормального человека такой вопрос вгонит в ступор, ведь как можно больше всего любить, скажем вилки и соусники? Если я собираюсь есть стейк то мне понадобится большая плоская тарелка, хороший острый нож и вилка, но никак не десертное блюдце и глубокая ложка, так что объяви я своими любимыми ложки и блюдца то от стейков придется отказаться, ну или есть их очень смешно для окружающих и не удобно для себя. Так и зачем себя ограничивать и вводить некие «любимые, предпочтительные и хорошие» инструменты, тем самым обозначая существование «не любимых, неприемлемых и плохих», в итоге самому себе усложняя жизнь? Так и здесь – фанатичное служение идеям например коммунизма (и только им, черт знает когда и кем четко обозначенным) лишает гибкости и возможности решать постоянно появляющиеся текущие задачи, а то что они будут это факт, ведь история бесконечна. И вспоминаем, как товарищ Суслов из самых добрых побуждений, зарубил экономические реформы товарища Косыгина, тем самым принеся в жертву объективную выгоду и эволюционное развитие, в угоду идеологической чистоте генеральной линии КПСС. Итог, утерянное время, темп, и тупик 80-х. Чем для нас закончилось – известно. Так что не надо пытаться втюхать нам какое-то новое «единственно верное учение», буть то служение коммунизму ли, либерализму ли, нацонализму ли, равно как и любому иному –изму.

Злобин: Никому тогда в голову не приходило всерьез формулировать собственные ценности от противного типа: «Мы сильные, потому что они слабые».

saintrio -Как же не приходило? «Мы народ Победитель, потому что наш строй самый лучший, а они не Победитель потому что слабы, а слабы так как строй их не так хорош как наш» и «Мы покорители космоса, а не они, потому что они глупые и жадные буржуи которым интересней бриллианты чем покорение просторов вселенной». И ровно те же разговоры шли (и идут) там (на Западе) сегодня, с другим знаком, и в адрес всех, а не только нас.

Злобин: И под разговоры о идеологической непримиримости двух систем постоянно шло обоюдное заимствование. На Западе, к примеру, господствовала теория конвергенции, постепенного сближения советской и западной систем, преобразованная позже в теорию «негативной конвергенции» (о том, что Запад и советский блок заимствуют друг у друга худшие черты), которая собственно и подтвердилась на практике. В СССР активно развивалась область знаний, по-эзоповски называемая «критикой западных теорий» (от философии до социологии и политологии), ставшая для коммунистов источником идейных и ценностных инноваций и заимствований. После полета Гагарина ошарашенная Америка радикально перестроила свою систему образования и науки, позаимствовав немало у своего идеологического противника.
saintrio – это скорее вопрос гибкости, понимания объективной реальности, прагматизма и эволюции. Они смогли сделать выводы, а мы нет к сожалению. Пример Суслов-Косыгин уже озвучен.

Злобин: СССР позиционировал себя как глобальную державу, но по глубинным ценностям и образу мышления был вполне европейской страной. И это естественно: коммунистическая идеология родилась в Европе, все попытки качественной модернизации СССР предпринимались по рожденным на Западе и слегка загримированными под марксизм-ленинизм лекалам и т.д.
saintrio – СССР, как бы то ни было, преемник РИ, которая в свою очередь естественно была европейской державой, хоть и со своими «тараканами» и ментальностью, да. Но то, что СССР позиционировал себя глобальной державой, следствие совсем не его европейскости, а мессианской роли которую взяли на себя большевики ещё до 1917, провозгласив Мировую Революцию (то есть глобальную) как свою цель. И в том или ином объеме, с поправкой на «ветер», экспорт Революции и коммунистических идей из СССРа шел на всем протяжении господства Советской Власти на вверенных ей территориях. Справедливости ради отметим что и у РИ был свой мессианский бред, известный как Пан-Славянизм, и из этого так же ничего путного не вышло. А вот как раз сегодня, что выгодно отличает нас как от нынешнего Запада, так и от эпохи РИ и СССР, ценности свои (например некое нео Православие/Самодержавие/Народность) мы уже не экспортируем с одной стороны, а с другой требуем от «наших партнеров» прекратить навязчивый импорт к нам ценностей своих. Ещё раз, мы отказались и от Пан-Славянизма и от Мировой Революции, а вот Запад со своей Pax Americana (со всеми вытекающими из неё) носится к с писанной торбой.

С царем во главе без царя в голове

Злобин: C распадом СССР ситуация изменилась. Баланс идей и ценностей исчез, российско-американские отношения переместились из центра на периферию глобальной системы. Ценности «большого» западного мира за прошедшую четверть века если и эволюционировали, то не так сильно, а главное — в логике, заданной уже много поколений назад самими западниками. Невнятный российский тезис о том, что Европа вдруг предала свои традиционные ценности или отказалась от них, является аргументом лишь для самых маргинальных кругов на Западе. Разговоры о том, что Россия теперь станет хранителем этих традиций и ценностей, не вызывают серьезного интереса даже у них. И напротив, словосочетание «общечеловеческие ценности» приобрело
сегодня в России такую же негативную коннотацию, как, вероятно, в Северной Корее.
saintrio – цыплят как известно считают осенью, а сейчас далеко не осень в этом плане. То, что Европа последние 20 лет ведет неуклонный и перманентный процесс отказа и пересмотра своих исконных цивилизационных принципов и традиций – факт, достаточно взглянуть на дехристианизацию на вполне официальном уровне в ЕСе. И процесс этот уже много где в самом ЕСе вызывает и возмущение и отторжение. Учитывая, что в ЕСе все процессы проходят под присмотром США (или при непосредственном участии их), вывод прост – в Вашингтоне в курсе и не против этого процесса. С другой стороны (и в прямом и в переносном смысле) есть Россия, которая после агрессивного атеизма в степени огульного богоборчества XX века, медленно, но верно возвращается к истокам, беря лучшее и жизнеспособное, но учитывая ошибки прошлого, не может не привлекать в положительном смысле континенталистов, консерваторов и традиционалистов Западной Европы. И это без всякого мессианства России, заметьте.

Злобин: Так или иначе, на рубеже веков Россия оказалась страной, потерявшей ценностные ориентиры и свое национальное мировоззрение.
saintrio – этот тезис абсолютно справедлив для России второй половины 80-х и первой половины 90-х, но не для конца 90-х, нулевых и тем более сегодняшнего момента.
Злобин: этот Конституционный отказ от государственной идеологии стал трактоваться как отказ от идеологии вообще. Неудавшийся — во многом по вине победителей в холодной войне — проект взаимной интеграции закономерно привел к значительному взаимному отторжению. Это было бы не страшно — мировая политика полна такого рода примеров, они все носят временный характер.
saintrio – не было никогда никакого живого и действительного «проекта взаимной интеграции» от Запада для СССР/РФ. После холодной войны, США провели централизацию власти на самом Западе, и из альфа лидера Запада эпохи Холодной Войны, из если хотите старшего партнера ЗАО «Запад», превратились в его [Запада] сюзерена, а себя по отношению к нам объявили просто победителями. И вместо интеграции объявили (даже не предложили, а именно поставили перед фактом) поглощение нас собственно собой. Не слияние, а именно поглощение, в процессе которого мы должны были молчать и слушать, а выслушав исполнять. И в итоге, имея в первой половине 90-х все карты и козыри на своих руках, и ход был их, старту новой, не побоюсь этого слова, ЭРЫ в истории человечества, они предпочли восстановить древнюю и замшелую как экскременты мамонта, эпоху Великого Рима, с собой во главе вместо собственно Рима. И это у них не получилось, и я надеюсь не получится. А получилось другое: мир вернулся в состояние века XIXого, то есть раздробленного и многополярного. Однако, теперь, вместо 5(6) мировых столиц XIX века, есть уже 4(5) столицы XXI - на смену Лондону, Санкт-Петербургу, Парижу, Вене, Стамбулу/Берлину пришли сегодня Вашингтон, Москва, Пекин и возможно на подходе Брюссель и Нью-Дели. И это хорошо (для России), ибо из пяти столиц XXI века, только 2 (возможно) будут безусловно столицами Запада и смогут продолжать практику сдерживания России, тогда как двум другим (Китай и Индия) такое сдерживание вовсе не представляется безусловно необходимым, а значит можно играть.

Злобин: Однако несколько лет назад Россия начала крайне опасный поворот, стараясь подвести некую новую «ценностную» базу под текущие политические разногласия с Западом. Это девальвирует систему национальных ценностей, низводя ее до простого политтехнологического инструментария. Постоянная критика чужих ценностей вряд ли научит кого-нибудь с уважением относиться к своим собственным. Если к этому добавить очевидную невозможность России воспринять традиционные «восточные ценности», то она рискует превратиться в страну поверхностной идеологической конъюнктуры и постоянно мимикрирующих ценностей. В страну, пусть и с царем во главе, но без царя в голове.

Шельмование чужих духовных ценностей в надежде доказать, что свои лучше, — это, возможно, проявление неполноценности собственной политической культуры, замещаемой ныне туманными мантрами о своем моральном и интеллектуальном превосходстве над окружающим миром. Людей приучали гордиться не собой, не качеством своей жизни или успехами семьи, а «величием своей страны», которая может вызывать своими действиями раздражение и неприятие у большей части мира без заметных последствий для себя. Крутой, по их понятиям, страны, окруженной со всех сторон врагами, но продолжающей оставаться большим «островом свободы», который, как недавно напомнил ее лидер, ради защиты этой свободы готов применить ядерное оружие.
saintrio Нет. Россия вовсе не шельмует западные (американские и/или европейские) ценности. Более того, Россия очень многое приняла и переняла и продолжает перенимать у Запада, да. Да и кто же в своем уме откажется от хороших, годных, мудрых и правильно сделанных фишечек, призванных улучшить жизнь страны/нации/государства? Россия в этом плане занимается протекционизмом своего цивилизационного пространства от агрессивного (и к сожалению на примере Украины, абсолютно корыстного и враждебного) влияния США, а вовсем не самоизолируется от ВСЕГО и ВСЕХ. Защищаемся от влияния граничащего с экспансией. И собственно на мировой арене Россия сегодня отстаивает тот простой принцип, декларирующий невмешательство одной страны (или группы стран) во внутренние дела и внутренний мир другой страны или группы стран, суверенных стран. Это и есть главный принцип отстаиваемый Россией в мире сегодня. То есть, мы с США поменялись местами, а именно: раньше (при СССР) мы принуждали кого-то следовать своим цивилизационным лекалам (мол примите Маркса и Ленина, и будет вам счастье в виде нашей поддержки и тп), а США позиционировали себя как лидеры свободного мира, в котором все живут как хотят, но только без Маркса и Ленина. Теперь же с точностью до наоборот: мы хотим жить сами без менторов и отстаиваем это право для всего мирового сообщества, США же диктуют свою волю, объявляя себя исключительными и единственно правыми во всем, то есть «истиной в последней инстанции» ни много ни мало. И да, за нашу свободу и суверенитет мы готовы применить всё, включая термоядерное оружие вместе со средствами его доставки особо ретивым мировым гегемонам, по системе DDP.

Миропорядок лузеров

Злобин: Одна из главных слабостей складывающегося сегодня нового мирового порядка — отсутствие очевидных моделей для подражания, моделей глобального лидерства. США, остающиеся главным локомотивом современной экономики, растеряли свои лидирующие качества. Их политическая репутация в мире потускнела. ЕС по-настоящему не вышел за пределы своих внутренних провинциальных разборок. Исламский мир то здесь, то там взрывается попытками исторического реванша Западу, а Китай, выйдя из положения «ученика СССР», последние десятилетия лишь старательно и успешно переваривает западный опыт. saintrio - опять тоска по «единственно верному учению» detected…

Злобин: Рухнувший старый миропорядок обернулся сегодня миропорядком политических лузеров, не способных увлечь за собой других. Такой итог как бы обнулил прошлое и выровнял стартовые позиции основных глобальных игроков, давая шанс и России. Более того, именно президент России Владимир Путин, обретший репутацию лидера неформального разношерстного, но масштабного движения против «монополии США» на глобальное управление и за установление «более справедливого» мира, полностью отвечает на имеющийся сегодня в мире острый запрос на такого политика. Абстрактный «Путин» — востребованная фигура нынешнего этапа становления нового миропорядка, который явно нуждается в выравнивании прозападного дисбаланса.

Однако Путин воспринимается миром как очередной потенциальный разрушитель американоцентричного устройства, а не как глобальный лидер в построении нового миропорядка. Другими словами, в мире есть запрос на «Путина», но не на «путинскую Россию». У нас нет свидетельств, что сложившаяся в России модель государственного развития вызывает массовое желание подражать ей в разных частях света. Там лично у Путина есть репутация, в России у него рейтинги.

saintrio – странно лузерством называть отстаивание собственного суверенитета, и декларирование суверенитета всех государств как одной из высших ценностей на международной арене. Да мы не говорим «Делай как я!», мы говорим «Делайте сами, решайте сами, и никто кроме вас самих ничего за вас решать и делать, без вашего одобрения, не будет и не должен». Это лузерство? Ну с точки зрения Гитлера наверное да. Далее, тот факт что Россия для мира не выглядит особо привлекательной страной, в значительной степени и мере обусловлен тем, что мир знает о России. Если арию Паваротти вам напоет сосед алкаш, вы о Паваротти будете так же невысокого мнения, как и мир не высокого мнения о России, мир знающий о ней в основном по рассказам Голливудских Геббельсов и прочих CNNов с BBCями. И даже при всем при этом, ни Голливуд, ни сладкоречивые балаболки гламурных медиадомов Запада, не могут заретушировать тот простой факт, что Путин из лидеров бывшей восьмерки безусловный фаворит и лидер. На фоне Обамы, Меркель и Оланда с британским премьером, он хоть в Бриони, хоть «по торсу» на коне - выглядит и звучит сильнее и вменяемей их всех вместе взятых. Вот и получается, что лично Путин в мире в авторитете, а Россия - перманентно оплевываемая Западом в информационном поле – образцом для подражания не является. Но ещё не вечер…

Злобин: Очевидно, что часть жителей европейских стран и даже США по разным причинам хотели бы иметь такого президента, как Путин. Но и они не хотят жить, как в России. И вряд ли кто-то хочет отдать России ведущую роль в установлении новых глобальных правил. Путин — глобальный популярный бренд, но сегодняшняя Россия скорее наоборот. И в этом нет ничего уникального: россияне тоже по-разному относятся, например, к Германии и к Ангеле Меркель, к США и к Бараку Обаме и т.д. saintrio – ну ч.т.д.

Россия, которая гуляет сама по себе

Злобин: Проблема и в том, что ни у кого нет понимания, что из себя хочет (и будет) представлять Россия через пару-тройку десятков лет. Нет этого понимания и в самой России. Как бы ни относиться к идеям представительной демократии, либерализма и рыночной экономики, в мире много стран, давно уже построенных на этих принципах. Некоторые из этих стран более успешны, другие — менее. Их можно анализировать, критиковать, брать за образец и т.д. Примеров стран, построенных на том наборе принципов и «традиционных» ценностей, которые сегодня пытается установить у себя Россия, в мире практически нет. Некого привести в пример, не на кого равняться, некого анализировать, критиковать или возносить.

Поэтому в условиях нынешней хрупкой глобальной стабильности вряд ли кто-либо из серьезных игроков захочет взять за модель нынешний российский опыт радикальной идейной реформации, тем более опыт ее государственного строительства и экономического развития. Но готовность России служить «антиамериканским тараном» может вызвать немало энтузиазма в мире, уставшем от неуклюжих попыток США вернуть себе роль «единственного судьи и шерифа».

А в долгосрочной перспективе такое поведение подталкивает Россию лишь к кратковременным союзническим отношениям, к тому, чтобы оставаться одинокой мировой державой, а в своих идейных и ценностных исканиях «кошкой, которая гуляет сама по себе». История показывает, что это дорогостоящая и не очень перспективная политика, особенно когда другие страны мира создают весьма устойчивые союзнические блоки. Но и альтернативы такой политике, похоже, у России тоже пока нет.
saintrio Россия да, гуляет сама по себе, и потому что хочет так, и потому что может себе это позволить, но при этом всему стаду баранов идущих под хлыстом за пряником дяди Сэма настоятельно рекомендует делать тоже самое (то есть гулять самим), при этом не принимая от дяди Сэма его пряники и отбиваясь от кнутов, намекая в крайних случаях этому дяде в звездно-полосатом цилиндре, что за кнуты применяемые в её адрес можно и в табло с ноги получить, приводя в пример черепушку Гитлера из своего архива. Дядя Сэм «негодуэ» от такого варварского подхода, и даже поседел немного.
Что мы делаем у себя и что буде через 30 лет? Well, it depends… Получим столыпинские «20 лет покоя внутреннего и внешнего» будет одно, и оно будет видимо очень хорошим, нет – что-то другое и скорее всего оно будет менее привлекательно первого варианта. Как уже было сказано, не только мир вернулся или возвращается к статусу-кво XIX столетия (многополярности), но и Россия начинает присматриваться к своему XIX веку всё более тяготея к Православию (не как религии, а как к традиционному цивилизационному коду, определяющему ментальность нации в качестве традиционного морально-нравственного маяка), Самодержавию (не как к абсолютной монархии, а в первичном понимании этого термина - то есть как при Иване Великом, Сами Держимся, Держим Всё Сами, ни у кого ни на что не спрашиваем разрешения. То есть Независимость и Суверенитет) и Народности (то есть завоевания Октября, прости Господи, с всеобщим равенством перед Законом, с бесплатной общедоступной медициной и образованием). Плюс к этому Конституция (как уважение к Закону как к таковому и Порядку) и пятое: достижения Запада, да. Обзовем это Демократией, но те которые нам нравятся и отформатированы под нашу реальность и ментальность, и возможны в моменте: уважение к частной собственности, система сдержек и противовесов, свобода совести и слова и проч. Но демократия эта должена быть сбалансирована четырьмя другими, первыми означенными принципами, то есть между всеми пятью принципами должен работать шестой – как раз система сдержек и противовесов, чтоб ничто не могло стать единственно верным и подчинить себе ВСЁ. И вот Означенные 6 принципов возможной русской Национальной Идеи XXI века могут стать (если 20 лет покоя будет) очень сильным и мощным фундаментом для развития того, что уже объявлено – то есть Русского Мира, не в националистически-фашистском понимании, а в понимании куда более правильном, широком и жизнеспособном: Великого НадЭтноса - Нации (то есть сотканной из множества народов), объединенных и единых в вопросах вышеуказанных принципов, но разных в деталях.
Союзники… Они всегда временные. Друзей в мировой политике быть не может и не бывает и горе тому кто думает иначе, и это тоже наш урок (я надеюсь выученный) XX века: от предательства Антантой по отношению к Российской Империи, до предательства евролимитрофов Варшавского Блока в адрес СССР. А союзники временные, пока совпадают интересы и профит от союзничества взаимовыгодный и превышает издержки от него же – отличная модель.
И что скажет обо всем этом Мир? Полагаю он будет не против быть свободным от дяди Сэма. А что скажет на это дядя Сэм? Полагаю что ему более всех в мире не нравятся эти идеи, ведь они ведут его к утере мирового Престола, то есть освобождению Престола от него, а он не хочет, ему там на Престоле нравится.

http://daily.rbc.ru/opinions/politics/07/04/2015/551e68049a794705c43d6f4d
Tags: наш ответ Чемберлену
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 33 comments