Andrey (saintrio) wrote,
Andrey
saintrio

Российский пантеон: Terrible или Mighty?

Этот вопрос и есть квинтэссенция спора вокруг Ивана IV Грозного. Для нас он будет первым, но не главным. Второй вопрос - а зачем это всё надо?

Итак первое: могущественный или ужасный?

Одни видят Ивана IV более могущественным (mighty), другие более ужасным (terrible).

Скажем так, любой правитель сильной державы во времена Грозного был могущественным – не могущественные державами не правили или уничтожались вместе со своими державами. При этом, все правители той эпохи для значительного числа современников были ещё и ужасными. Так, Карл IX из династии Валуа, вряд ли удостоился бы позитивных эпитетов со стороны французских протестантов – во время Варфоломеевской ночи во Франции погиб каждый четвертый мужчина. Мама Карла IX устроила настоящую «Красную Свадьбу» своему зятю и своей дочери Маргарите. Как видим, Карл с матушкой Екатериной Медичи, нашего Ивана Грозного, мягко говоря – обскакали. И это прогрессивная Франция, и во время эпохи Возрождения. Но что нам до «их нравов»? Верно?

Правда, если нам плевать на мнение западных соседей, тогда почему мы вторим их толмачам? Ведь русское слово Грозный никак не может быть переведено на английский как Terrible. Terrible это Ужасный и точка. Но получается, что значительная часть наших историков и цивилистов смотрят на Ивана Васильевича именно так, как смотрели на него из Лондона. А взгляд из Лондона на нас, ну он мягко говоря – не самый объективный, ни сейчас, ни во времена Грозного.

Вообще, если руководствоваться логикой и подходом к истории наших гуманистов, то придется и Медного Всадника демонтировать. Если считать жертвы, то Петр Алексеевич – основатель принципов и деталей – легко даст фору и Иоанну IV и Карлу IX. Он знаете, не только бороды рубил, но и головы вместе с бородами – про утро стрелецкой казни все помнят?

Но Петр Великий почитаем в России, его образ - хоть и исторически не кристально чист с точки зрения гуманизма, но позитивен в народной памяти.
Тупичок нарисовался, не? Есть знаете ли, такие дебри в которых можно легко свернуть себе шею. И не очень ясно – а зачем мы сейчас радостно полезли в них, пригласив с собой ещё и скульпторов? Чистим пёрышки и подбиваем бабки? Определяем и формируем официальный российский патриотический пантеон? Кроме шуток, но это то как раз дело нужное и очень важное. Но если делаешь – делай хорошо.

И подходить к данному процессу надо ответственно.

Зачем наносить бессистемные превентивные архитектурно-идеологические удары по национальному самосознанию? Зафиксировали Грозного, а перед этим огорошили Маннергеймом? В последнем случае, вообще не ясно – что авторы хотели сказать? Ведь если говорить о Маннергейме как о русском офицере – то не ясно чем он так уж примечателен? Таких Маннергеймов были тысячи и «мы так до мышей дотрахаемся». А если говорить о нём, как о финском маршале – то не ясно, что делает в нашем пантеоне союзник Гитлера?

Мира в нас нет. Мы пока только мечтаем о «единой и неделимой России – в пространстве и во времени». А мира, сиречь приМИРения – нет. Есть желание судить… А рассматривать памятник Грозному и доску Маннергейму иначе как глупый троллинг народа – просто не получается. И лезет бессистемно и бессмысленно – разнокалиберное и неоднозначное на свет Божий. Кустарщина какая-то – а в таких вопросах, да ещё в такие времена и в России, в этом деле кустарщины допускать нельзя.
Потребность была ещё в 90е, и задачу обрисовал Вовчик Малой, на ницшинианца откликался:

Вы хоЧите героев? Что ж, их есть у меня! Нет, не у меня конечно, а у нас с Вами.

И не надо лепить статУи на мостах и таблички на домах. «Хоботов, это мелко!». И те о ком речь пойдет, не нуждаются в этом. Вообще, надо понять – не они нуждаются в славе, а мы нуждаемся в них.

Не культ личности нужен, а российский пантеон. Выстроенный вокруг и для Национальной Идеи.

Мы многогранны, потому одним персонажем не обойтись.
Россия – древняя мировая Держава. Её можно ненавидеть, а можно любить, но отрицать её статус великого сегмента общечеловеческой цивилизации – просто идиотизм.

1 и 2: Во все времена, подавляющее большинство населения России почитали Петра и Екатерину – Великими. Не потому, что им памятники и/или кто-то там сказал, что они Великие. А потому что они таковыми были. И тот факт, что относятся к ним с почтением до сих пор, и при Советской власти относились так же, свидетельствует об этом. Были и Грозный и Иван III Великий. Было много кого, и до и после. Но Ивану Великому – есть его колокольня в Кремле. А Грозный слишком неоднозначен. В таких вопросах – троллинг не уместен. Пантеон должен объединять, а не разделять разжигая споры. Так что Петр и Екатерина как олицетворение державного и государственного контура нашего пантеона.

3: Россия вела войны. И много. И разных. И слава русского оружия – не миф, как бы не хотелось его представить многим. И мы можем вспомнить и Дмитрия Донского, и Суворова, и Кутузова, и Скобелева, и Брусилова – и опять же ещё десятки великих полководцев… Но крайним в этой великой цепи был Георгий Константинович Жуков – маршал Победы. Он и есть олицетворение военно-патриотической грани российской жизни. Он, а не Маннергейм. И он [Жуков] тоже ветеран Первой Мировой. Но в Великую Отечественную он не был союзником Гитлера.

4: Россия - не только меч и трон. Это ещё и язык – русский язык. Он великий и могучий. У нас есть классики – век золотой, век серебряный, есть советский период – не менее великий. Но здесь лучше говорить не об истоках, и не о крайних деятелях, а о классике среди классиков. Александр Сергеевич Пушкин. Ради спора, можно конечно это оспорить. Но любому ясно – спор будет профанацией.

5: Мы не только сочиняли, не только двигали границы и полки. Мы двигали и науку. «может собственных Платонов, и быстрых разумом Невтонов, Российская земля рождать». Родился и автор сих строк Ломоносов, и главный друг – друга человека Павлов, и множество других. Я бы выделил Менделеева – не из-за мифа о водке, но из-за правды о его таблице. Менделеев первооткрыватель фундаментального закона природы – периодического закона, на основании которого существует таблица собственно Менделеева.

6: Нет такого вида искусства, где свой след не оставила бы Россия. Музыку сфер играем давно - от Глинки и до Ростроповича с Гергиевым. Но истинным бриллиантом среди бриллиантов был Чайковский. Его Щелкунчик стал вечным "саундтреком" к Рождеству. Не к распродажному крисмасу санты, а к настоящему Рождеству общеевропейской христианской цивилизации.

7: Не обойдя вниманием литературу и музыку, не стоит обходить вниманием и живопись. Но здесь, я бы чуть похулиганил. Конечно, можно вспомнить Брюллова, о главном творении которого Пушкин сказал: «И стал «Последний день Помпеи» для русской кисти первый день!». А можно вспомнить о Серове, Левитане, Сурикове, Репине, Верещагине, Васнецове, Айвазовском, Врубеле, Малевиче и, опять же, многих других не менее значимых. Но чтоб вспомнить лучше – надо бы сходить в ТРЕТЬЯКОВСКУЮ галерею. Куда народная тропа не зарастает по сей день. И не зарастет, не взирая на сияющие витрины Голливуда, и концептуально прибитые к Красной площади мошонки современных художников. Павел Николаевич Третьяков.  Он не живописец, но он дал путевку в жизнь десяткам российских художников. Он созидал. Он мультимиллионер, бизнесмен, сейчас его назвали бы олигархом. Но он памятник воздвиг, лишь частично рукотворный, и лишь частично себе. Он образец для подражания для всех представителей российского частного капитала. Талантливый, трудолюбивый, отечественный социально-ответственный частный капиталист Третьяков. О его менее патриотичных бизнес партнерах никто не помнит, и не вспомнят. А за Третьякова говорит наша живопись. Галерея его будет покуда будет Россия, посему Третьякову в пантеоне быть, в симбиозе с художниками и со всей Россией.

8: В России «МЫ» всегда превыше «Я». Но это не значит, что для «Я» нет места. Важно соотношение. Юрий Алексеевич Гагарин. Он не создал государство, не победил в войне, не написал поэму/оперу/картину «маслом», не открыл фундаментальный научный закон, не заработал миллионы и не открыл вечный центр искусства. Его «просто» отправили в космос. И он полетел – в неизвестность и высоту. И тоже – в вечность. Он стал символом нашего «Yes, we can!» - да, мы можем! Гагаринское «Поехали!» было символом народного драйва/энтузиазма – неукротимой жажды деятельности, жажды свершений и побед. Потом всё просрут – политики, но не народ и не Гагарин. Возвращая Гагарина, мы возвращаем себя. Не тех «себя» из 90х, с достижениями в виде трехлетней БМВ из Польши и «героем» в виде бритого братка из «Владимирского централа». Но тех, кто в авангарде человечества, тех кто локомотив цивилизации. Не назло кому-то там, но во имя великих целей. Во имя целей – не имеющих денежного выражения. Ведь «Россия не вмещается в шляпу, господа нищие» (с)

Вот с таким пантеоном, мы любому объясним «тыры-пыры восемь дырок – и не фига так глядеть!», не они – но мы «такую духовность почувствуем, как в 45ом…». Он [пантеон] станет и маяком для нас самих, и цивилизационным стержнем и стражем против враждебного воздействия извне и изнутри. Это и кормчие и защитники. И лекарство от лже-пророков витиевато подсовывающих нам Маннергеймов и/или троллящих нас Иваном Грозным.

Кстати, а добавьте ка в этот пантеон Маннергейма с Грозным – и кроме срача - страна не получит ничего. Вам шашечки или ехать? Вам срач нужен, или созидательная и объединяющая Национальная Идея?

Но прикол то в том, что добавить их (Маннергеймов и Грозного) туда нельзя - не особо получится, ибо исторгнут их другие члены означенного пантеона.

Герои должны созидать, объединять и вести за собой. Как и кого может объединить Маннергейм? А куда может повести Иван IV Грозный?..

Означенным мною героям для пантеона – не надо памятников. Их и так помнят. Не надо хвалить Пушкина – он и без нас великий, да… Ещё раз: не мы нужны им, а они нужны нам.
Соберите их, поместите их на национальную валюту. А столь любимые вами открытки с видами российских городов можете поместить на реверс банкноты. Сделайте это, и дурости с досками станет значительно меньше, равно как и различного троллинга отечественной истории.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 31 comments
Тезис предельно ясен, его подрывает лишь отсутствие в России национальной идеи. Потому что, при всей туманности этого словосочетания, национальной идеей может быть только "национальная цель"; "национальная Миссия", если хотите. Вот у американцев есть "Миссия" - они считают, что несут в мир свои т.н. "права человека"; у Союза в 20х была миссия - мировая революция, победа пролетариата; Российская Империя была последним оплотом Православия. Заметьте - речь идет о вполне конкретных и метафизически обоснованных представлениях, пусть и расположенных в мифологической плоскости. А такие вещи как "величие", "патриотизм", "славное прошлое" - вещи расположенные исключительно в аффективной плоскости, то есть кроме чувств ради чувств они ничего не предполагают. Что до "единства нации" - так ,опуская тот факт, что это фантазия скажите, а единство ради чего? Что мы хотим такого сделать, что нам нужно такое единство? Стать круче, чем Америка? Это наша идея? Добиться признания нашего величия? Европой, на чье мнение нам и так плевать? Последнее, что было похоже на "национальную идею" - "Русская Весна", хотя конкретная программа и цель ее мне так и не стали ясны. Да и на уровне официальной риторики это слово как-то перестало звучать. А история с памятниками, как и с поиском пантеона даже среди бесспорных персонажей прошлого - это как обезболивающее, морфий величия, которым можно только заглушить боль от отсутствия национальной идеи; симптом на месте невысказанности последней.